На главную Связь с нами Наша группа вконтакте

ВСТУПИТЬ | ВХОД

На главную


Главная » Об Урале со всего света

Операция по спасению мотоцикла Урал
На прошлой неделе журнал Motorcyclist пошутил, что нам понадобится вертолет для того, чтобы вернуть мотоцикл, на котором Вес попал в аварию в горах. Мы не такие, как Motorcyclist, поэтому во вторник я отправился в горы, взяв с собой свой верный ящик с инструментами и кое-какие запчасти, присланные заводом. Я не был уверен, что эти запчасти помогут устранить все проблемы, но был несгибаем в решении вернуться домой только на российском мотоцикле с коляской и никак иначе. Предлагаю вашему вниманию историю о том, как я спас репутацию Hell For Leather (а заодно спас Веса), вызволив «Урал» с гор.
 
 
Вес потерпел крушение в 18 милях от лагеря, который находился по крайней мере в 120 милях от моего дома. Одного взгляда на мотоцикл было достаточно, чтобы понять, что для езды он стал непригоден. Мотоцикл мог бы легко поместиться в небольшой грузовик, но в нашем грузовике их было уже два, а мотоцикл с коляской – это не то же самое, что просто мотоцикл. Кроме того, нужно было позаботиться о сломанной руке Веса. Я прыгнул на «Урал» и протащил его четверть мили по дороге до надежного отдаленного места, где, я надеялся, он сможет простоять до тех пор, пока мы не организуем спасательную операцию.
Пока мы молча ехали в лагерь вдвоем на одном Yamaha WR250R, я мысленно набрасывал список того, что мне понадобится для ремонта. Мне была обязательно нужна передняя вилка для «Урала», незанятой и желающий помочь приятель на машине, кое-какие инструменты (всё можно было сделать и с заводским набором, но настоящий инструмент справится значительно быстрее) и домкрат (хотя подошло бы и большое бревно). Отвезу Веса, вернусь, починю мотоцикл и поеду на нем домой. С опытом и навыками механика, достаточными для исправления ситуации, казалось просто неправильным выбрасывать несколько сотен долларов на то, чтобы увезти «Урал» на безбортовом эвакуаторе. Ведь у этой штуки камуфляжная раскраска, а еще там набор инструментов. Сдаваться не вариант.
 
Добываем детали
 
Нельзя просто так взять и купить переднюю вилку для «Урала» в ближайшем дилерском центре. Во-первых, «Урал» - это больший раритет, чем MV Agusta ограниченного выпуска. Во-вторых, последний раз, когда последний раз мы заезжали к дилеру (не буду упоминать название), тамошние милые ребята буквально угрожали Весу физической расправой («…если он не слезет со своего блин аппарата, я щас выйду, и он под этим мотом сам окажется»). Эти товарищи проиграли бы драку, но они проявили себя как расисты («пусть прекращает со мной говорить как с шестеркой черномазой, я ему покажу, что я белый человек!») и ненавистники молодежи («да я на Триумфе ездил когда он еще не родился!»). В общем, с этими людьми я предпочел бы по возможности не общаться. Вместо этого я написал напрямую производителю «Урала», объяснил, что произошел небольшой инцидент, и мне нужны запчасти. Технический специалист Джейсон не терял времени даром, занимаясь тем, чтобы мне доставили вилку.
 
Возвращаемся в горы
 
Запчасти в наличии, следующая задача – определиться с товарищем и машиной. Вес отпадает. Его рука загипсована, следовательно, машина должна быть с автоматической коробкой, а это в нашей компании редкость. Кроме того, он жутко занят по работе, потому что печатает на компьютере очень медленно и печально. После долгого перебора возможных вариантов мы остановились на Джоше. Джош нам подходит идеально. Как оказалось, что мы говорили о разных Джошах. Правильный Джош, как Вес объяснил мне позже, это повернутый на езде по бездорожью механик Piaggio USA, и для этого случая он подходил бы как нельзя лучше. Но у нас есть приятель Джош Сайлер, и мне видны его контакты в Фейсбуке, так что я набрал его. Он не смог присоединиться к нашему приключению, но любезно одолжил нам машину. Замечательно. С запчастями и машиной разобрались, Шон Макдональд великодушно согласился потратить день на то, чтобы поехать со мной, запечатлеть спасательную операцию, и отвезти машину обратно, пока я буду возвращаться – скрестим пальцы – на отремонтированном «Урале».
Мы выехали (не так рано, как планировалось; думаю, мы оба слишком поздно легли предыдущей ночью), и не проехали и 10 миль, когда я понял, что забыл домкрат. Мы съехали на обочину и позвонили Весу посоветоваться. Он предложил проверить, есть ли в машине заводской винтовой домкрат, и если есть, ехать дальше. Около полудня мы въехали в Эрроубеар, поели жирную пищу в придорожной забегаловке и затем затаили дыхание, приближаясь по грунтовым дорогам к тому месту, где за неделю до этого был брошен мотоцикл с коляской. Каким-то чудом он остался прямо там, где я его бросил, даже хулиганы его не тронули.
 
 
Оцениваем ущерб
 
Когда случилась авария, я больше волновался о травмах Веса, чем о мотоцикле. Вес рассказывал мне байки о прочности «Урала», вплоть до того, что Грант однажды скатился на «Урале» в кювет на скорости 60 км\ч и поехал дальше, как будто ничего не случилось. К сожалению, происшествие с Весом показало, что мотоциклы «Урал» не обладают сверхъестественными способностями. Они сделаны из стали и алюминия, как и все остальные транспортные средства, и когда попадают в аварию, то с большой вероятностью ломаются и гнутся. У меня была лишь доля секунды, чтобы взглянуть на повреждения, перед тем как увезти Веса для оказания медицинской помощи. У нашего Gear-Up явно была серьезно погнута передняя вилка в сборе, так что эти детали я привез с собой. Но был и обширный перечень вещей, которые я не заметил, пока не вернулся туда поработать гаечным ключом: погнутый вал коляски, погнутый руль и как минимум одна погнутая траверса. Тут я сдался, бросив «Урал» на поле боя, поехал на машине домой и вызвал эвакуатор.
Шучу. Если бы я не задался целью вернуться обратно на «Урале», этого рассказа бы не получилось. Траверсы были лишь немного погнуты, что было хорошо, потому что мне не очень хотелось возиться с подшипниками и вымазываться в грязи. Руль – это можно пережить. Возможно, я даже сам его погнул еще до того, как Вес сел на этот мотоцикл. Единственным моментом, который меня беспокоил, была траверса. Я проверил карданную крестовину и сепаратор подшипника на предмет того, не собираются ли они сломаться, но потом решил, что лучше пока не обращать на них внимания. Как только я убедился, что у меня хватает инструментов, чтобы снова сделать мотоцикл пригодным для езды, то приступил к работе.
 
 
Начинаем операцию по ремонту «Урала»
 
Первым пунктом повестки дня был выбор подходящего места. Я выбрал хорошо утрамбованный участок на самой широкой части дороги, надеясь, что там я смогу найти инструменты и шайбы, если что-то уроню. Я нашел подходящий кусок дерева, чтобы подложить под двигатель, взял домкрат из машины и начал крутить ручку, поднимая переднее колесо. Если вы планируете чинить «Урал» на грунтовой дороге, имейте в виду, что мотоцикл не должен быть заведен, а заднее колесо блокировано большим камнем. Если мотоцикл упадет с домкрата, пока вы его поднимаете, ничего плохого не случится, но это, конечно, раздражает. Мой план ремонта передней подвески был таков: снять колесо, потом снять крыло и, наконец, полностью подвеску. Но вот загвоздка: на передней оси обратная резьба, и если крутить ключ против часовой стрелки, она затягивается еще туже. Это, мягко говоря, мне совсем не помогло.
 
 
После того, как стучание молотком не принесло успеха (с этого ведь начал бы любой хороший механик, согласны?), я решил, что пора пойти по сложному пути. К этому моменту ось уже сидела свободно, но из-за подвески, которая была сильно погнута, она отказывалась выходить. Сначала нужно было отсоединить тормоз и тормозной рычаг, потом нижнюю штангу. Я отнес все это в машину и вернулся за амортизатором, снял шесть 5-миллиметровых болтов, на которых крепилось крыло, заметил, что подвеска была погнута так сильно, что касалась двигателя, и возрадовался тому, что рама, скорее всего, осталась цела.
 
 
Казалось, что основная работа сделана. Передняя часть в основном разобрана, остается только две стойки, похожих на бумеранги, и крыло. Все это крепится стяжными болтами к нижней траверсе, и двумя большими болтами (один из них конический) к верхнему хомуту. Мой план был таков: ослабить стяжные болты, сунуть в щель плоскую отвертку, чтобы убрать давление, ослабить крупные верхние болты и ударить по ним резиновой киянкой. В теории, стойки должны были выпасть без проблем. На практике же все было так отогнуто, что пришлось потратить сорок минут на удары и борьбу, чтобы их вытащить.
 
 
У меня хватило ума не пытаться устанавливать переднюю вилку в собранном виде, так что она пошла на свое место так же, как снималась старая – по частям. Когда я не смог легко вставить стойки, то понял, что одна из траверс погнута. Ладно, это всего лишь погнутые стальные трубки, приложение небольшой силы не должно их сломать. Бьем молотком, прилагаем усилие, снова бьем молотком. Уф. Я подобрался к тому, что смог использовать болты для того, чтобы протолкнуть их до конца. Идем дальше: нужно выровнять все так, чтобы можно было установить нижнюю штангу. Несколько легких ударов – и она там, где положено. Теперь амортизатор, крыло и кронштейн рычага тормоза. Мотоцикл уже снова начинает выглядеть как безумный агрегат времен Второй мировой.
 
 
Все, что теперь остается сделать – это установить переднее колесо и тормозной суппорт. Это должно быть неимоверно просто. К сожалению, колесо все еще закреплено на старой штанге и лежит в кузове машины. Макдональд подключается к выкручиванию, вытягиванию и ударам молотком, и мы наконец вытаскиваем ось. Отлично, теперь ставим колесо на мотоцикл. Стоп. Блин. Черт. Ну и засада. Резьба на оси выглядит ужасно. Предыдущие манипуляции явно не пошли ей на пользу. Пора присесть на минуту и почесать бороду, прикидывая варианты.
Увы, альтернативы не нашлось. Я использовал заточенную отвертку (эта штука найдется у каждого в наборе инструментов), чтобы немного привести в порядок резьбу. Я собирался сделать все спокойно и плавно. Без молотка и без резких движений. Медленно, плавно и решительно. Вдох – выдох. Помним: чтобы затянуть – поворачивать в другую сторону. Каким-то образом резьба выпрямилась, и бедствия не произошло. Прикручиваем тормоз, снимаем мотоцикл с домкрата, и все готово.
 
 
Почти. Надо разобраться с жутким беспорядком. За дело берется Макдональд, и инструменты собраны меньше чем за пять минут. Я был так рад, что даже немного проехался без шлема. Мы бросили ящик с инструментами в коляску (я решил, что дополнительный вес не помешает), пристегнули ее, завелись и поехали. «Урал» шел неровно, но так было и раньше. Впрочем, с весом в коляске управлять им было довольно легко. Чтобы свернуть влево, нужно слегка разогнаться, накрениться, начать скольжение и потом снова выпрямиться. Чтобы свернуть вправо, нужно выбрать широкую дуговую траекторию, войти в поворот медленно и затем дать полный газ, чтобы вызвать скольжение. При правом повороте мотоцикл скользит лучше и более контролируемо, но на случай ошибки ставки очень высоки. Если ошибаешься на левом повороте, просто останавливаешься и выглядишь как идиот. Когда едешь ближе к тротуару, управление во многом похоже, просто это чуть страшнее. Я благополучно доехал до заправки, а потом послал Весу фото движущейся коляски.
 
Дорога к дому
 
Я заправился, намазал бальзамом сухие обгоревшие губы, выпил литр воды и отправился в путь. Казалось, все работало нормально. Максимально ускоряюсь (120-145 км/ч, в зависимости от ветра, уклона и формы машины, за которой я еду), успокаиваюсь и начинаю обращать внимание на любые странности в поведении мотоцикла. В этот момент я вспомнил про погнутый карданный вал. «Урал» – это аутентичная старомодная машина, которая должна шуметь и трястись, но, как правило, не так сильно. Я решил просто не обращать внимания на это и надеяться, что ничего не развалится, по крайней мере, пока я еду до дома. В конце концов, вал уже погнут, а крестовина выглядит вполне надежно. Через час максимальная скорость упала примерно до 100 км\ч. Плохой признак. Последний раз такое случалось у меня, когда на автостраде прихватывало тормоз и блокировалось внешнее колесо.
Я был уверен, что падение скорости как-то связано с карданным валом, так что я остановился и решил все проверить. Вал не выпрямился, но хуже тоже не стало. У дифференциала (которым он, по сути, является) немного текла сливная пробка, но тек еще и двигатель в четырех разных местах. Я подождал минут 15, потом дотронулся. Ох. Все еще слишком горячо. Это плохой знак. Я написал Весу и Эшли, чтобы они были в курсе происходящего, и бездельничал в ожидании, пока кипящее масло охладится. На пит-стоп ушло полчаса. Скорость вернулась, поток был неплотный.
Солнце село, и я осознал, что передняя фара светит примерно в направлении луны. Что ж, это всего лишь круглый фонарь, закрепленный с обеих сторон с помощью болта и резиновых прокладок. Я просто дотянусь до него и опущу вниз. И тут мотоцикл заглох. Я почти был в панике, перед тем как понял, что левая рука повернула ключ, когда я тянулся к фаре. Поворачиваю ключ, мотоцикл оживает, и я снова пытаюсь добраться до фары. Если поправлять зеркало во время езды незаконно, то, что я пытался сделать, вероятно, было бы основанием для ареста. Удерживая газ и той же рукой удерживая мотоцикл в ровном положении, я наконец сдернул фару на место. Понадобилось несколько попыток, но после этого обзор через темное стекло шлема стал гораздо лучше.
Еще три мили – и я дома. Я отставил в сторону все свои мотоциклы, чтобы освободить место для спасенного «Урала» и сделать его фото, перед тем как затащить себя наверх и отрубиться. Дело сделано.
По материалу журнала "Hell For Leather"
Категория: Об Урале со всего света
Просмотров: 2735 | Рейтинг: 0.0/0 |
 

Реклама

 

Правообладателям
Реклама
Хостинг от uWeb



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования