На главную Связь с нами Наша группа вконтакте

ВСТУПИТЬ | ВХОД

На главную


Из Сибири с коляской: езда на красноармейской машине времени

20:35
Ирбит – это небольшой город в Западной Сибири, расположенный на пустынной равнине к востоку от Уральских гор. На центральной площади стоит памятник Ленину, покрашенный в розовый цвет нахальными капиталистами.
Это не единственная отличительная черта Ирбита: говорят, что 43-тысячное население города владеет примерно 60-ю тысячами мотоциклов. Действительно примечательно для населенного пункта с субарктическим климатом – коротким прохладным летом и суровой зимой, достойной романа Пастернака.
Тем не менее, он стал Меккой для российского мотоциклиста: два мотоциклетных техникума, университет, готовящий специалистов машиностроения, музей мотоциклов, крупное ежегодное ралли – и завод, где производятся мотоциклы, которые продаются под брендом  «Урал». Ирбит – это Дейтона, Стерджис и Милуоки в одном флаконе.
«Урал» продвигает интересную линию продуктов на рынок, который, похоже, обладает бесконечной привязанностью к ностальгическим машинам: мотоциклы, оборудованные коляской, которые для всего мира выглядят как старинные BMW. (И это не совпадение.) Мотоциклы предлагают любопытное сочетание современных технологий (например, передний дисковый тормоз) и примет ретро (запасное колесо, канистра для бензина); у некоторых моделей есть привод на колесо коляски – артефакт военной службы. Максимальная стоимость в США – немногим выше 10 000 долларов.
Как Ирбит, отдаленный населенный пункт в степи, обдуваемый морозными ветрами, стал райским местом для российских мотоциклистов? В этом повинен план «Барбаросса» – немецкое вторжение в июне 1941 года.
Именно тогда Сталин объявил производство мотоциклов стратегической военной отраслью и решил перенести его из Москвы, где оно могло пострадать от немецких бомбардировщиков, в место примерно столь же недоступное, как обратная сторона Луны. Ирбит прекрасно подходил.
К тому времени Россия только недавно начала производить собственные мотоциклы, беря за основу модели, приобретенные (или похищенные – в зависимости от того, от лица какой стороны ведется рассказ) у немцев, бывших некогда ее союзниками.
Компании BMW, производившей авиационные двигатели во время Первой мировой войны, по условиям Версальского договора было запрещено изготавливать большинство видов военной техники; однако, относительно проектирования никаких правил не действовало. И BMW создала крепкий мотоцикл с коляской R71, который сочла идеально подходящим для советской армии – потому, что втайне разработала превосходящую его модель для использования немцами. Русскую версию R71 назвали М-72.
В какой-то момент после того, как началась пальба, русские поняли, что с мотоциклами их провели. Когда во время Второй мировой войны произошел перелом, они свели счеты, промаршировав до самого Айзенаха, где находился завод BMW, и разобрали линию сборки R75. Механизм перевезли в Ирбит и заново собрали, винтик за винтиком.

Военные мотоциклы Урал

С тех пор было выпущено более 3,2 миллиона «Уралов» с их знаменитыми колясками. «Урал», который часто называют русским джипом, состоял на вооружении Советской армии до конца 50-х годов; затем «Урал» сконцентрировался на удовлетворении потребностей гражданского рынка, жаждущего моделей с проверенной в боях прочностью.
Десятилетиями при коммунистическом режиме «Урал» занимал 100%-ную долю на внутреннем рынке. В год производилось до 130-ти тысяч мотоциклов. Но с распадом Советского Союза подошла к концу и эпоха субсидий. Реальная стоимость производства «Урала» была слишком высока, чтобы мотоцикл мог конкурировать с дешевыми азиатскими моделями. Спрос упал, но не исчез окончательно.
С падением объемов производства «Уралу» приходилось сокращать и штат. В определенный момент оставшиеся сотрудники по частям перетащили линию сборки в небольшое холодное помещение и попытались восстановить производство, используя дизельные генераторы. Когда топливо закончилось, работа продолжилась при свечах.
В самый трудный час, зимой 2000-2001 года, предприятию помогли выжить российские венчурные капиталисты, согласившиеся дополнительно его проинвестировать.
Компания закрывалась на шесть месяцев для переоборудования и возобновила работу в конце 2001 года. Ежегодные продажи стабилизировались на уровне 2000 экземпляров по всему миру.
Отважный «Урал» собрал узкий, но верный круг поклонников во всем мире, привлеченных его вездеходностью, способностью выполнять универсальные задачи и коляской – своим неотъемлемым признаком. «Уралы» также обладают необычной возможностью – приводом на два колеса. Щелчок пары рычагов присоединяет к мощности заднего колеса и колесо коляски. Вместе они могут вытащить «Урал» с таких отвратительных поверхностей, где застрянет полноприводный грузовой автомобиль.
«Люди использовали «Уралы» как рабочую лошадку», – говорит Мадина Мерзоева, одна из восьми сотрудников американского офиса «Урал» в городе Редмонд штата Вашингтон. «Перевозка грузов, поездки на работу, мешки с картошкой – молодые семьи могли позволить себе «Урал» как недорогое и практичное транспортное средство».
Среди мотожурналистов, имеющих определенный опыт с «Уралами», взгляд на новые модели приблизительно совпадает с тем, что сегодня говорят многие мои соседи в Детройте: «О, всё далеко не так ужасно, как было раньше».
Конечно, это не особо оптимистичное утверждение, и оно вряд ли может стать слоганом рекламной кампании «Урала» или Детройта. Но по крайней мере, они готовы признать, что улучшения были необходимы.
Компания, ныне известная как Ирбитский мотоциклетный завод, или «ИМЗ-Урал», пытается преодолеть отталкивающие проблемы качества, чтобы усовершенствовать свои модели и сделать их достаточно привлекательными для международной клиентуры. «Урал» все еще производит рамы, двигатели, трансмиссии, колеса и части колясок по базовым спецификациям 1939 года. Но все больше компонентов поступает от поставщиков из Японии, Европы и Соединенных Штатов.
Для соответствия американским стандартам выброса выхлопных газов пришлось перепроектировать слабый 650-кубовый двухцилиндровый двигатель. В 2003 году появилась 750-кубовая модель 40 л.с. Продажи постепенно росли. В 2005 году «Урал» продал в США 550 мотоциклов. В этом году цель составляет 800 мотоциклов.
«Трудность, однако, состояла в том, чтобы преодолеть преследовавшее мнение о плохом качестве», – говорит Мерзоева, – «и изменить восприятие «Урала» как всего лишь ретро-мотоцикла.
Компания изначально задалась целью настойчивого улучшения качества, и за сравнительно короткий период времени значительно изменила мотоциклы».
Следующая большая цель «Урала» – перепроектирование древней трансмиссии, которая не предоставляет преимуществ синхронизатора. Чтобы избежать трудностей при переключении передач, водитель либо мастерски сопоставляет скорость двигателя со скоростью трансмиссии, либо применяет двойное выключение.
«В течение периода обкатки шум и хруст – обычное явление», – поясняет Мерзоева. – «После примерно двух тысяч километров жесткость и шумы значительно уменьшаются».
Любой человек с опытом управления мотоциклом при езде на «Урале», вероятно, почувствует себя буйволом на роликах. При ускорении и переключении передач сопротивление коляски может тянуть машину влево. При замедлении и торможении «Урал» уводит вправо. Поскольку переключение передач, ускорение и торможение происходят постоянно, кажется, что «Урал» все время скользит по дороге туда-сюда.
Движение на повороте – тоже особый навык управления мотоциклом с коляской. Если коляска пуста, ее колесо норовит оторваться от земли при правом повороте. Поворот проходит проще, если в коляске сидит ваша вторая половина или лежит груз. Вернуть колесо коляски обратно на твердую землю заставляет переживать тревожные моменты и прилагать усилия к рулю.
«Урал» не ограничивается возможностью перевозить двоих человек. Модель Gear-Up камуфляжной расцветки (с креплением для пулемета) имеет на мотоцикле пассажирское сиденье, которое позволяет везти третьего человека. За сиденьем в коляске достаточно места для хранения одного-двух крупных рюкзаков. Все колясочные «Уралы» комплектуются запасной шиной.
Сейчас линия «Урал» состоит из пяти моделей. Модель Patrol стоимостью 10 190 долларов чуть менее «военизирована», чем готовый к битве Gear-Up за 10 990. Обе модели имеют двухколесный привод. Модель Retro стоимостью 10 1890 долларов схожа по внешности с BMW 1939 года. Tourist за 8 990 долларов оснащен такими приятностями, как ветровое стекло коляски, а Troyka стоимостью 10 990 долларов демонстрирует более современный дизайн. (Это касается и ожидаемой прогулочной модели Wolf без коляски, в основном освобожденной от черт ретро.  Она доступна для предзаказа за 6 390 долларов.)
Я тестировал заставляющий зубы стучать Gear-Up в Южной Калифорнии. Мне хотелось получить квинтэссенцию опыта езды на «Урале», и, признаюсь, в чувствительные юношеские годы я слишком много смотрел сериал «Герои Хогана». Мой давний опыт с Фордом 32-го года помог худо-бедно справляться с переключением между четырьмя передними передачами. Еще одна необычная черта «Урала» – это задняя передача.
«Урал» может идти почти на автострадных скоростях. Возможность безопасного торможения в этих условиях вначале казалась сомнительной, н в конечном счете мотоцикл остановился. Повороты на «Урале» требуют нажима на руль; наклоны как на двухколесном мотоцикле не дадут ничего, кроме грыжи в случае нагруженной коляски.
Коляску можно снять, но лучше сдержать желание ездить на мотоцикле без коляски, несмотря на его привлекательный классический вид. 



«"Урал” родился с коляской», – объясняет Мерзоева. – «Вся его геометрия просчитана так, чтобы обеспечить управление коляской лучшим образом. Если снять коляску, для достижения наилучших показателей потребуются некоторые модификации.
Люди, которые покупают «Уралы», очень редко снимают коляску», – добавила она. – «И если они это делают, то потом возвращают ее на место, потому как "Урал” без люльки – это уже не "Урал”».
Мотоциклы Урал известны своей выносливостью, и люди из круга его преданных поклонников часто отправляются пересечь полушарие или даже совершить кругосветное путешествие. Мне хватило тридцати миль, не говоря уже о моем стойком товарище в коляске.
Все это напоминало рассказ «Тайная жизнь Уолтера Митти». Я представлял, что мы тарахтим через Сибирь по Колымской трассе в суровую зимнюю ночь, рядом со мною верный лейтенант, оружие в боевой готовности, а в багаже трясутся ящики с боеприпасами.  
И мы поем: «С правой кто стороны, не страшится судьбы» ("Then conquer we must, because our cause is just”, гимн США – прим. пер.).

 
Категория: Урал | Просмотров: 3647 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 1
0
1  
Уважаемый автор! Не в пустыне мы живем, край я бы сказал, скорее лесной чем степной и лето обычное, с апреля по октябрь тепло. В целом не плохая статья про наш любимый "Урал".

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Реклама


Правообладателям
Реклама
Хостинг от uWeb



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования